Что такое коливинг и как на нем заработать в Китае

22 июня

Еще недавно коворкинги и хостелы существовали как отдельные бизнес-концепции, предоставляя существенной категории потребителей возможность дешево работать и жить. Но в результате их симбиоза возник еще один необычный формат — коливинг. 

Коммуналка 2.0

В эпоху шеринговой экономики возникновение коливинга (от англ. coliving — community living), как формата, когда несколько резидентов с общими интересами делят одно жилое пространство, вряд ли можно считать неожиданным. Концепция совместного потребления уже хорошо известна продвинутым пользователям по таким успешным проектам, как Uber, Airbnb, Blablacar. И в ней, помимо экономии средств, есть много плюсов. В частности, коливинг позволяет людям, оказавшимся в незнакомом городе, не только найти место для ночлега и полноценной работы, но и познакомиться с единомышленниками, завязать деловые связи. Такой формат особо ценится в среде стартаперов. Тем более, что он подразумевает комфортное проживание с wi-fi, индивидуальные рабочие места, отдельное жилое пространство, а также различные образовательные программы и брейнштормы с коллегами по цеху.  

Родиной коливингов считается Америка, где аренда жилья стоит баснословных денег. Оказалось, что краткосрочные договоренности по аренде лучше всего подходят для молодых специалистов и стартаперов, которые часто меняют местоположение или не могут позволить себе купить собственное жилье. Кроме того, мобильность становится решающим фактором при выборе подходящих жилищных условий.

Формат коливинга быстро подхватили в других странах.

Все вместе

«Дом Китайского Компота» (ДКК) – шанхайский вариант коливингового проекта, который вырос из большого русскоязычного онлайн-форума «Китайский Компот» о бизнесе в Поднебесной. «Изначально я думал о том, чтобы создать место, где будут собираться люди для работы над моим форумом, — рассказывает основатель ДКК Руслан Майборода. – Но постепенно это переросло в мощный акселератор для активных людей, которые хотят получить новый опыт и поделиться знаниями». ДКК работает с февраля 2016 года и пока может принять одновременно 14 человек.  

Чтобы попасть в ДКК, нужно заполнить небольшую анкету и заявку. Это необходимо для того, чтобы организаторы могли понять мотивацию и планы потенциального резидента. Если с этим все нормально, то человеку самостоятельно придется решить проблемы с получением китайской визы и купить билет до Шанхая. А в Поднебесной он вольется в бизнес-коммуну.   

Возникает логичный вопрос — кому это может быть удобно? Тем, кто хочет развивать свой проект как фрилансер, или сторонникам командной работы. В первом случае человек, имеющий постоянный заработок, просто приезжает пожить в Шанхае, познакомиться с Китаем и наладить новые связи, объясняет Руслан Майборода. Резидент также может участвовать в тренингах и семинарах. Для этого в ДКК приглашают различных экспертов по развитию бизнеса в Китае, лидерству, саморазвитию, йоге, правильному питанию и т.д. Если человеку интересно найти какие-то другие возможности, то все зависит от его профессиональных качеств и целей. Организаторы помогают найти проект, на котором он сможет зарабатывать.

Минимальный срок пребывания в коливинге составляет всего месяц, поэтому резиденты постоянно меняются. Основная аудитория — это молодое поколение до 30 лет.

Руслан Майборода считает, что у коливинга, как формы жизни, большое будущее: «Раньше считалось, что для взрослого человека нормальная форма жизни — это семья, как составляющая социума. Но все идет к тому, что скоро семью заменят такие сообщества, как коливинги. Именно они будут становиться ячейками общества».

Сам предприниматель живет в Китае с 2005 года. Сначала обосновался в Ханчжоу, где занимался экспортным бизнесом, связанным с телекоммуникационным оборудованием и оптоволоконным кабелем, затем переехал в Шеньчжень и, наконец, добрался до Шанхая.

Впрочем, Майборода считает, что в современном мире не так уж и важно, где ты живешь — в Китае, России или Африке. Его жизненная концепция — живи вне системы. И она очень органично вписывается в концепцию коливинга: если у тебя есть какие-то идеи, которые ты хочешь реализовать, ты можешь найти единомышленников в любой точке земного шара, делиться с ними мыслями и вырабатывать для себя конкретные решения.

Курс на Китай

Начав с одного коливинга, Руслан Майборода планирует в будущем открыть целую сеть «коммун» в Азии. По мнению предпринимателя, у такого проекта большие перспективы, поскольку Китай становится все более привлекательным с точки зрения ведения бизнеса.

Во-первых, постепенно развеиваются многие мифы о Поднебесной, как о стране, где все дешево и все копируется. «Сегодня Китай — это технологически развитая страна, — уверяет основатель ДКК. – В том же строительстве он уже давно достиг уровня Японии и Европы. Кроме того, Шанхай сегодня один из самых дорогих мегаполисов, где люди получают довольно высокую зарплату».

Во-вторых, Китай становится к нам ближе: поскольку за последние годы большинство китайцев выучило английский язык, то постепенно разрушается языковой барьер.

В-третьих, в связи с кризисными тенденциями в экономике начинает развиваться импорт. «Недавно я был на выставке продуктов питания в Шанхае и видел огромное количество компаний, которые продвигают свои товары на китайский рынок», — делится впечатлениями Руслан Майборода. Спектр товаров, которые интересны китайцам, довольно широк: строительные материалы, инвентарь, зерновые культуры, древесина, шоколад, спиртные напитки и многое другое.

Активно в Поднебесной прогрессируют ИТ-технологии. «Цифрализация всего, что только можно, здесь происходит быстрыми темпами. В Китае также серьезно развиваются биотехнологии, 3D-принтинг, виртуальная реальность. Здесь уже автомобили печатают на 3D-принтере», — говорит Руслан Майборода. Неудивительно, что Шанхай магнитом притягивает молодых предпринимателей, которые хотят быть свидетелями всех этих революционных процессов. 

Денежный вопрос  

На сегодняшний день ДКК — некоммерческий проект, но его владелец уже придумал, какой будет монетизация в будущем. Стандартный вариант: люди просто платят за проживание, получая вдобавок различные бенефиты, связанные с пребыванием в коливинге. Второй способ монетизации — это бартер, оплата услугами: с помощью собеседования определяется гонорар и виды услуг, которые либо покрывают фрилансеру жилье и питание, либо позволяют зарабатывать на этих же условиях.

Поскольку до реализации идеи коливинга Руслан Майборода занимался консалтингом, то большинство первых клиентов дало именно это направление. Тем не менее продолжать развивать консалтинговые услуги в рамках коливинга он не собирается. «Один из бенефитов, которые я хочу дать клиентам, — это находить им партнеров, которым они могли бы предоставлять услуги, а также предоставлять какие-то ИТ-решения со своей стороны», — говорит он.  

Предприниматель уже к осени планирует открыть еще пять коливингов, дальнейшие темпы роста будут зависеть от того, удастся ли привлечь дополнительные инвестиции на развитие проекта. Майборода уверен, что для инвесторов коливинговые проекты будут очень привлекательны: «Потому что это очень понятный бизнес — с предельно ясной монетизацией. Есть недвижимость, есть место, которое стоит определенную сумму, и есть атмосфера — за все это человек платит. Вы знаете, какой ежемесячный денежный поток к вам поступает, и на что вы тратитесь».

Успешность коливингового проекта во многом зависит от количества «бизнес-коммун»: в идеале резиденты должны спокойно перемещаться из одного места в другое, везде получая ожидаемые по качеству услуги. Такую стратегию изначально выбрал американский WeLive, который стал органичным продолжением динамично функционирующего WeWork.

По сути, проект WeWork превратил бизнес, связанный с недвижимостью, в мощную технологическую платформу. Именно WeWork трансформировал идею шеринга пространства в идею, напрямую связанную с образом жизни и трудовыми привычками молодежи. Что это значит и как работает?

WeWork оптом арендует помещения, а затем сдает в субаренду небольшие блоки. На сегодняшний день компания управляет несколькими миллионами квадратных метров. Резиденты производят оплату либо по факту оказания услуги, либо делают «членский взнос», получая возможность посещать места WeWork в любой точке мира. При этом компания заботится обо всем, что касается комфортного пребывания, — от коммунальных платежей для пополнения чернил в принтере, напитков, услуг полиграфии и мест отдыха. 

Коливинговый проект WeLive изначально появился в Нью-Йорке и в настоящее время вмещает 80 членов WeWork в 45 жилых блоках. Но у компании в планах расширить свои возможности, чтобы услугой коливинга могли пользоваться более 600 человек. Все жильцы имеют доступ к событиям сообщества через мобильное приложение. Ожидается, что к 2018 году на WeLive будет приходится 21% от выручки компании.

Руслан Майборода рисует не менее оптимистичный сценарий и возлагает на свой проект большие надежды. В планах основателя ДКК — изучение проекта изнутри. «Нужно понять, каким образом функционирует коливинг: что нужно делать, чтобы людям было интересно в нем находиться, что нужно для того, чтобы они чувствовали ценность пребывания, какие должны быть правила, как договариваться с арендодателями и многое другое, — говорит он. – Мы сейчас как раз занимаемся тем, что все изучаем и пробуем, чтобы в будущем создать полноценный сетевой проект а-ля «Старбакс» в Азии».


Поделиться
Не пропусти новые публикации

Подписывайтесь, и мы будем один раз в неделю присылать полезные бизнес-советы, аналитические статьи, истории успеха и провала, интервью, а также мнения экспертов на острые темы

Подписаться
1237 просмотров
В избранное
Комментарии Написать свой
Спасибо за ваше мнение!

Читайте также

Загрузить еще
loader
Спасибо за подписку.

Заполните, пожалуйста, все поля.

Предложение, замечание, просьба или вопрос.