Какой бизнес открыть в 2017 году

11 января

Перспективными направлениями, по мнению экспертов, сейчас являются отрасли, связанные с экспортом, и те отрасли, которые позволяют минимизировать использование иностранного сырья и комплектующих. В их числе сельское хозяйство, финансовые и высокотехнологичные проекты. В этих же сферах проще всего будет получить господдержку в 2017 году. 

Фермерство и экопродукты

Эксперты аналитического департамента компании VNC Brokers к перспективным направлениям, ориентированным на экспорт, относят нефтегазовую отрасль, тяжелое машиностроение и сталелитейную промышленность, а к тем, которые могут работать с российским сырьем и оборудованием, — фармацевтику и сельское хозяйство, в особенности производство зерновых. «Сельское хозяйство накачано деньгами надолго, — говорит Илья Емельянов. – Эффект можно будет оценить лет через семь. Сложно сейчас сказать, но предполагаю, что высокий финансовый рычаг сохранится в отрасли».  

В России правительство решает, какие отрасли нуждаются в субсидировании, и частично может компенсировать труднодоступный капитал, отмечает Иван Антропов, заместитель директора Института актуальной экономики. «Раньше упор делался на сельское хозяйство и в следующем году, судя по структуре расходов федерального бюджета, будет делаться на него же. Успешным может стать проект по производству качественных продуктов питания, особенно молочной продукции. Сейчас прилавки магазинов завалены некачественными молоком, сырами, сметаной, изготовленными с применением дешевого пальмового масла, а вот качественные сыры в большом дефиците».

Такие проекты сейчас активно развиваются: во многих деревнях открываются местные сыроварни, где фермеры варят сыры по европейским технологиям. Например, ферма-сыроварня «Деревня» неподалеку от Санкт-Петербурга производит молочные продукты и организует дегустации и экскурсии для туристов.

По мнению Павла Дашевского, руководителя сервиса Dolgi.ru, программы импортозамещения могут повлиять на рост агропромышленного комплекса. «Те сферы экономики, которые действительно выиграли от санкций, например сельскохозяйственные предприятия, могут субсидироваться напрямую из госфондов, –говорит Петр Пушкарев, аналитик ГК Tele Trade. – К тому же я оцениваю как очень высокую вероятность снятие американских санкций, что позволит российским банкам снова получить доступ к длинному финансированию, а значит у банков будут дополнительные возможности для более широкого кредитования бизнес-проектов».   

В реальности большинству проектов в сельском хозяйстве сложно получить поддержку, но их поддерживает высокий интерес покупателей. Так, например, на продукт «Олегин мед», который производится в Вологодской области, спрос превышает предложение на 4,7%, потому что потребители ценят экологичность продукта и красивую упаковку.

Алексей Грибин из Санкт-Петербурга, основатель бренда «7 берез», под которым выпускается березовый сок, признается, что не всегда просто соответствовать условиям государственных грантов, положенным начинающим фермерам. Малым производителям не всегда удобно оформлять людей в штат официально, особенно если основная часть работников привлекается на определенный сезон. При этом создание рабочих мест является одним из основных требований при предоставлении гранта. 

Владимир Моженков, бизнес-тренер и эксперт по позитивному менеджменту, обращает внимание на то, что успех отрасли не гарантирует успех каждого отдельного предприятия: «В этом году Россия установила рекорд по сбору зерновых в сельском хозяйстве, однако рост этой индустрии обеспечивается за счет крупных агрохолдингов, которые аккумулируют в себе большой опыт и ресурсы, в то время как сами фермеры разоряются и уходят с рынка».

Продолжает расти мода на местные фермерские продукты, которыми сейчас интересуются и другие страны, например, Китай. К примеру, магазин «Кудесник» в Екатеринбурге работает в этом направлении, стараясь распределять сезонность между продажами и производством. Поставки идут со всей России: иван-чай и одуванчики — с Урала, томаты и перцы — с Кубани, ягоды — из Сибири, Карелии и Архангельской области.

Агропромышленность автоматически дает дорогу множеству зависимых от нее проектов, которые заинтересованы в качественных поставщиках сырья. Например, компания «Икс-Терра» из Санкт-Петербурга производит органические масла холодного отжима и взаимодействует с поставщиками льна из Ярославля и Пензы, подсолнечника — из Алтая и Краснодарского края, тыквы — из Бийска и Волгодонска. Павел Жилин, руководитель проекта, подчеркивает, что производителям продуктов питания обязательно нужно разрабатывать свои ТУ и приводить в порядок документы, хотя как раз это небольшие фермерские хозяйства делать не хотят.   

Финансовые и высокотехнологичные проекты

Павел Дашевский прогнозирует повышение спроса на финансовые продукты6 «Это набирающий популярность сегодня и перспективный в будущем сегмент российской экономики».  

Инвестиционный банкир Илья Емельянов уверен, что в 2017 году можно ждать роста стоимости финансовых организаций, которые он относит к бизнесу первого эшелона. За этим последует развитие традиционного бизнеса, использующего разработанные технологии, а во второй половине 2018 года и в 2019 году — развитие высокотехнологичных проектов.

Наиболее перспективными в 2017 году будут традиционные направления: финансы, банки, долговые рынки, слияния и поглощения, добавляет Емельянов. А менее привлекательными станут посредники на рынке ценных бумаг, банковское кредитование и депозиты.

К перспективным направлениям бизнеса в 2017 году Илья Емельянов также относит разработку сервисов на нейронных сетях, 3D-принтеры и робототехнику. В качестве примера в данном случае интересен проект инженера-предпринимателя из Иркутска Никиты Чен-юн-тая, который создал компанию «Апис-Кор», применив принцип 3D-печати к строительству, и теперь продает технологию автоматизированной укладки по предзаказам строительным фирмам по всему миру. Впрочем, предприниматель отмечает, что в России подобные проекты пока недостаточно востребованы. 

Станислав Черкасов, эксперт потребительского рынка и ценовой политики, президент ПАО «Соль Руси», считает, что сейчас проще всего конкурировать высокотехнологичным проектам из-за низкого курса рубля: «Бюджеты под проекты в данной отрасли закладывались тогда, когда национальная валюта находилась на более высоком уровне. При сильном рубле подобные проекты менее привлекательны».

В мире активно развиваются финтехпроекты, которые работают на стыке технологического и финансового секторов. Например, чешский технологический сервис Verified, запущенный Бабаком Махдианом, приносит миллионы долларов, помогая банкам и страховым компаниям в Европе и Азии распознавать фотографии потенциальных клиентов и отсеивать мошенников.

В этой сфере не обходится без сложностей. Виктор Лысенко, руководитель сервиса для онлайн-банкинга «Рокетбанк» ранее отмечал, что в России сложно развивать сервисы финтеха, так как эта отрасль регулируется Центробанком, также нужно подстраиваться под партнерские банки и следовать множеству правил.

«Интересный проект был создан командой компании «Даурия Аэроспейс», — говорит Иван Антропов (Институт актуальной экономики). – Разработка и продажа коммерческих спутников — хороший пример того, что частная космонавтика возможна и в России. Если рассматривать с меньшими затратами, то интересными выглядят инвестиции в область обработки больших массивов данных. Сейчас эта тема очень актуальна, даже госструктуры понемногу начинают проявлять интерес к обработке актуальной информации в режиме реального времени. А вот рынок мобильных платежей, казавшийся ранее весьма перспективным, оказывается уже поделенным между крупными игроками в лице Сбербанка, Samsung, Apple».  

Проект Countbox Константина Дубинина из Москвы с оборотом в 60 млн руб. в год, считающий посетителей магазинов и анализирующий их данные (пол, возраст, национальность и настроение) с помощью специальных камер, недавно привлек почти 1 млн евро в Ирландии. В будущем создатель планирует усовершенствовать технологию и разработать нейросеть, которая будет собирать информацию из соцсетей потенциальных покупателей, предсказывать доходы и подстраиваться под покупателей.  

Логистика и франчайзинг

Станислав Черкасов предсказывает переориентацию экономической политики на экспорт и повышение спроса на отечественные товары из-за развития и удешевления логистики.

«Глобальный рывок в развитии совершит в 2017 году отрасль логистики, — подтверждает Артур Мурадян, финансовый директор логистической компании Traft. – Для этого есть ряд стимулов, в том числе первоначально не совсем приятных для логистов. Закон Ирины Яровой по принципу домино обязывает логистов проверять некоторые свойства перевозимого груза, что в течение следующих шести-девяти месяцев приведет к резкому увеличению затрат и сделает целый ряд крупных логистов невыгодными для сотрудничества. Появляется множество ИТ-сервисов, которые напрямую связывают перевозчиков и заказчиков, в 2017 году мы увидим лавинообразное появление российских аналогов таким международным проектам интеллектуальных транспортных систем, как NAUTO, Routific, Cargomatic и многих других».

«Бизнес, работающий под знаменитыми известными брендами на условиях франшизы будет очень привлекательным для покупателей, — говорит Роман Саядов, руководитель московского филиала компании «Союз Консалт», — так как такие предприятия дают покупателю уже готовую действующую бизнес-модель, четкие алгоритмы работы, маркетинг и гарантируют узнаваемость на рынке и входящий поток клиентов».

Франчайзинг также хорош тем, что позволяет предпринимателям развивать свое дело и в больших, и в маленьких городах.

Кому придется непросто

Сложнее придется тем отраслям, на которых покупатели во время кризиса традиционно стараются экономить, например, сфере роскоши, рынку недвижимости и туристическому направлению, которое развивается медленнее, чем хотелось бы, из-за снижения доходов населения, предпочитающего экономить на отдыхе не только за рубежом, но и внутри страны.

«Почти во всех регионах отмечено снижение оборота и дохода гостиничных проектов по сравнению с тем, какие доходы были четыре-пять лет назад, — говорит Наталья Розенблюм, управляющий партнер Top Hotel Experts. Но недоступность финансовых ресурсов и высокая нестабильность сдерживают развитие новых проектов в индустрии гостеприимства. Данная тенденция, по мнению эксперта, будет сохраняться на протяжении следующего года. «Несмотря на развитие внутреннего туризма, ожидать увеличения государственной поддержки в данный сектор не приходится, — добавляет Розенблюм. – При этом если говорить про адаптацию экономики к экономической ситуации, можно констатировать, что за последние несколько лет произошла локализация части товаров, требуемых для открытия гостиницы. Теперь ряд значимых позиций производится внутри страны, что позитивно сказывается на бюджете предоткрытия и обновления оснащения отелей».  

Трудности не обойдут стороной и рынок недвижимости. Как замечает Станислав Черкасов (ПАО «Соль Руси»), такие проекты могут развиваться только в условиях стабильной положительной динамики. «В следующем году мы вряд ли будем наблюдать рост в этом сегменте», — предупреждает он.   


Поделиться
Не пропусти новые публикации

Подписывайтесь, и мы будем один раз в неделю присылать полезные бизнес-советы, аналитические статьи, истории успеха и провала, интервью, а также мнения экспертов на острые темы

Подписаться
2298 просмотров
В избранное
Комментарии Написать свой
Спасибо за ваше мнение!

Читайте также

Загрузить еще
loader

Заполните, пожалуйста, все поля.

Предложение, замечание, просьба или вопрос.