Вышний Волочёк, 1992

Город и год запуска

Производство

Отрасль

Как предприниматель производит валенки, которые покупают в Нью-Йорке

12 января

Купив в 1992 году фабрику химчистки и крашения одежды в Вышнем Волочке, Борис Смородов запустил производство валенок. За годы своего существования бизнес пережил уже четыре экономических кризиса. Но предприниматель продолжает возрождать традиции валяния, продает продукцию по всему миру и даже открыл уникальный музей с самым большим в мире валенком 201-го размера.

О машине с семечками, спасении фабрики и смелости производственника Борис Смородов рассказывает в интервью Контур.Журналу.

Путь рабочего

Я родом из Кировской области, но большая часть моей личной и профессиональной жизни связана с городом Вышний Волочек Тверской области. С первого по шестой класс я провел в детском доме, затем учился в школе-интернате, где освоил профессию выдувальщика стекла. Уже работая стеклодувом, поступил в филиал Института текстильной и легкой промышленности Московского государственного университета технологий и управления (РосЗИТЛП) в Волочке, где проучился два года, а затем переехал в Санкт-Петербург и доучивался уже в Институте текстильной и легкой промышленности им. Кирова на специальности «инженер-химик отделочного производства». В текстильной отрасли в общей сложности я трудился около 15 лет.

После армии, в 1974 году, я впервые устроился по специальности на ситценабивную фабрику им. Веры Слуцкой, которая на тот момент считалась лучшей в России. Занимался нанесением рисунков на различные ткани.

Затем меня пригласили работать в город Шахты Ростовской области на Шахтинский хлопчатобумажный комбинат, который в то время переживал свой расцвет и считался крупнейшим текстильным предприятием Европы. Там я три года работал мастером смены в печатном цеху, монтировал технологическое оборудование, набирал рабочих. Однако местный климат не очень мне нравился, Шахты в то время был промышленным городом, в округе функционировало множество шахт, постоянно был дым в воздухе, и вместе с семьей мы решили переехать в Тульскую область, в город Новомосковск, где я работал начальником химического цеха на кожгалантерейной фабрике.

Душою мы вместе с женой всегда стремились вернуться в Вышний Волочек. И вот однажды я увидел объявление о работе на местном хлопчатобумажном комбинате, сходил на собеседование, рассказал о своем богатом опыте. В итоге меня взяли директором отбельного производства, а через восемь лет я стал заместителем директора по коммерческим вопросам на опытно-экспериментальном заводе.

Из промышленности в торговлю

Примерно 30 лет назад я впервые попал в бизнес — открыл свой торговый кооператив. До этого момента опыта в продажах у меня не было, я всегда работал на производствах.

Мою первую сделку сложно назвать обдуманной: купил целую машину семечек и долго не знал, куда же пристроить 10 тонн продукции. Две недели потом ездил по городам и весям Тверской области, продавал семечки. Получил незабываемый опыт. Позже торговал фруктами, орехами, которые привозил из Грузии и Молдавии. Сначала возил сам частным порядком, потом грузил фуры.

Потом начались 90-е, деньги пропали, сгорели мои вложения в АОЗТ «Русский дом Селенга», которое закрылось буквально через два месяца после моей «инвестиции» (финансовая компания, начавшая свою деятельность в 1992 году и в дальнейшем превратившаяся в финансовую пирамиду — прим. ред.).

В то время каждый крутился, как только мог. Мне позвонил знакомый из Кишинева, и мы с ним начали возить и продавать лес, пиломатериалы, ДСП. Денег в то время ни у кого не было: в качестве зарплаты брал себе мебель — то кухонный гарнитур, то стенку, продавал их на рынке и уже получал наличные. Торговал еще кишиневскими фруктами: возил их по ресторанам и барам в Барнауле, некоторое время занимался металлическими крышками для закатывания банок.

Наше действующее предприятие «Русские валенки» выросло на обломках некогда функционировавшей в Вышнем Волочке фабрики химчистки и крашения одежды. Ее в 1992 году, в разгар приватизации, я приобрел на торгах. В договоре были прописаны довольно жесткие условия: сохранение профиля предприятия на 15 лет и персонала на год. С рабочими мы сразу не сошлись: у них была своя схема — они подставляли директоров и таким образом увольняли их. Но со мной такой номер не прошел: как только стало возможно, я сократил всех бывших сотрудников и нанял новых людей.

Однако возрождения фабрики не получилось. Сердце химчистки — собственная котельная, работавшая при заводе, в ходе приватизации отошла тепловым сетям. Мне сразу начали выставлять непосильные счета за пар и отопление, для бизнеса это было непосильным бременем, мы три года работали зимой в верхней одежде. Но даже это не спасло нас от закрытия. В 1994 году вопрос встал ребром — либо объявлять себя банкротом, либо перепрофилировать предприятие.

Долго думали, как можно остаться на плаву: пробовали себя в торговле, запускали производство мыла, но все это было не то. Потом друг подсказал мне идею с валенками. Мне понравилось, хотя я понятия не имел, как их делать. К тому же в Волочке на тот момент уже функционировала крупная сапоговаляльная фабрика, выпускавшая 50 000 пар валенок в год. Фабрика, где трудились глухонемые в основном работала на госзаказ: делала валенки для оборонки, газовщиков, работников железной дороги.

Мы решили сделать ставку на качество и заменить машинную валку на ручную. Сначала нужно было возродить технологию: ездили по деревням, собирали по крупицам опыт, в поселке Фирово нашли валялку, которая сама вручную изготавливала валенки. Два месяца я каждый день возил к ней своих рабочих. Они учились по восемь часов, а я в это время торговал на рынке (надо же было как-то деньги зарабатывать на бензин и поддержание штанов).

Бизнес с нуля

Когда «курсы освоения мастерства» были пройдены, мы закупили оборудование и начали делать валенки. Первая наша машина вообще была деревянная, но мы как-то проработали на ней восемь лет.

По-настоящему компания начала набирать обороты с начала 2000-х. Тогда у нас была цель вытеснить с рынка другие заводы, которые работали в то время в Волочке.

В итоге мы вышли победителями, а соседняя фабрика обанкротилась и закрылась. Раньше в Тверской области в каждом городе была своя фабрика по производству валенок, но все обанкротились. Дольше всех держалась битцевская сапоговаляльная фабрика, которую выселили за пределы Москвы как вредную. Она проработала в Тверской области 10 лет, но совсем недавно тоже закрылась.

Мы изначально поставили себе амбициозную задачу — сделать нашу продукцию лучшей. Сейчас мы катаем валенки из чистой овечьей шерсти. В ассортименте кроме натуральных цветов (белого, черного, серого и коричневого) – все возможные цвета и оттенки, по заказу клиента мы красим продукцию. С 2006 года мы начали делать валенки с рисунками, аппликациями, бисером, стразами и даже фотопечатью.

Семь лет назад мы запустили выпуск облегченных валенок — чесанок — на термоэластопластиковой подошве. А сегодня в ассортименте компании доступны еще и тапки, чуни, шляпы, сувениры и другие изделия из шерсти. Стоимость валенок колеблется от 1500 до 3000 руб., чесанок — от 3000 руб., тапок — от 700 до 1450 руб.

В отличие от машинных валенок, сделанных строго по ГОСТу, мы производим индивидуальную продукцию: люди высылают нам свои мерки, рисунки. Благодаря этому персонифицированному подходу нам и удалось выжить.

Музей на производстве

В 2012 году для привлечения клиентов мы открыли музей валенок в отремонтированном помещении фабрики. Эту идею я подсмотрел во время путешествий. Один-два раза в год я езжу отдыхать за границу, и там часто устраивают экскурсии на разные предприятия. Например, в Тунисе мы смотрели на ручное изготовление ковров. Туристы ходят по предприятию, а потом заглядывают в магазин при фабрике и, вдохновленные, покупают готовые изделия. То же самое в Мексике или в Венеции, где было очень интересно посмотреть, как выдувают фигуры из знаменитого муранского стекла.

Эта идея мне очень понравилась. Но возникла проблема с помещением: не хватало площадей. На тот момент у нас в распоряжении была одноэтажная фабрика в 500 кв. м, но там не было даже гардероба, столовой. Я решил заняться реконструкцией предприятия. В 2012 году подкопил денег и стал строить второй этаж, добавил еще 500 кв. м, что позволило нам открыть музей, магазин, кабинеты, столовую, раздевалки, душевые, склады, а все оборудование осталось на первом этаже

Сегодня в России действуют три музея валенок: в Москве, Ярославской области и у нас, в Вышнем Волочке. Я объездил все музеи-конкуренты, поговорил с владельцами, все сфотографировал и решил придумать что-то оригинальное. В Москве экспозиция построена из образцов продукции разных фабрик, у нас же представлены собственные изделия.

В работе над музеем мне помогал заслуженный художник, работавший раньше бутафором в драматическом театре. Вместе с ним начали создавать музей. Ключевой элемент нашего выставочного пространства — самый большой валенок в мире: его высота — 2,25 м, вес — 52 кг, размер — 201. Есть в экспозиции и старинная деревянная машина, которой скоро исполнится 200 лет, а также специальный фильм про технологии изготовления валенок до революции.

Когда открыли музей, о нас показали сюжеты по всем федеральным каналам — НТВ, «Первому каналу», «Культуре». Это была отличная реклама для фабрики.

Сегодня в наш музей «Русские валенки» туристы приезжают целыми автобусами, особенно часто из Москвы и Санкт-Петербурга. Ведь мы очень удобно расположены прямо на дороге, связывающей две столицы. Много бывает школьников — по два автобуса в день. Для них мы организуем мастер-классы, учим их делать что-то из шерсти. Под впечатлением от музея люди бегут в магазин и покупают себе валенки.

Плюс у нас есть интернет-магазин, через который много иностранцев заказывает нашу продукцию. Отправляем посылки по всему миру. А два года назад одна женщина открыла в Нью-Йорке магазин по продаже валенок и перепродает там нашу продукцию.

Кризисный год

Сегодня на фабрике работает 25 человек. Персонал полностью обучаем сами: ставим ученика напротив учителя, чтобы тот повторял все движения наставника. Сегодня профильные училища не готовят специалистов. Когда-то в городе было четыре специализированных заведения, но все они закрылись. Сейчас проблема найти даже опытного электрика на производство, вокруг все сплошь юристы и экономисты.

Текущий кризис — уже четвертый на моей памяти и, надо признаться, самый затяжной. Мы уже сократили объем выпускаемой продукции, были вынуждены уволить людей, остановить один цех, хотя там все готово. Ждем, когда кризис закончится.

Мы сейчас выпускаем ровно столько продукции, сколько удается реализовать, чтобы хватило на зарплату людям и покрытие всех расходов. Валенки у нас дорогие — по сравнению с машинной валкой в три-четыре раза дороже, а у людей денег нет. Некоторые приезжают, хотят купить сто пар, видят цены и идут покупать машинную валку. И хотя машинные валенки стаптываются и приходят в негодность уже через месяц, дистрибьюторов зачастую интересуют только деньги.

Всем новичкам я советую переждать кризис и обратить свое внимание на более простые ниши, потому что заниматься производством в России могут только камикадзе. Очень много нюансов: и налоговая, и СЭС, и пожарная. Хотя сейчас с этим стало полегче, чем в 2000-х: по закону не имеют право проверять в течение трех лет, если в предыдущий раз не выявили нарушений.


Поделиться
Не пропусти новые публикации

Подписывайтесь, и мы будем один раз в неделю присылать полезные бизнес-советы, аналитические статьи, истории успеха и провала, интервью, а также мнения экспертов на острые темы

Подписаться
937 просмотров
В избранное
Комментарии Написать свой
Спасибо за ваше мнение!

Похожие идеи

  • Производство
    • Здоровье и отдых
    • Интернет-магазины
    • IT
    • Образование
    • Общепит
    • Производство
    • СМИ и видеопродакшн
    • Социальный бизнес
    • Строительство
    • Услуги
    • Фермерское хозяйство
    • Фотография
  • Любой стартовый капитал
    100 тыс.
    500 тыс.
    1 млн
    10 млн
  • Любой размер города
    • до 100 тыс.
    • от 100 тыс. до 1 млн
    • более 1 млн
Загрузить еще
loader
Нет результатов, удовлетворяющих условиям поиска. Попробуйте изменить параметры поиска.

Заполните, пожалуйста, все поля.

Предложение, замечание, просьба или вопрос.