Франшиза школы программирования: конкуренция, стартовые инвестиции, сложности — СКБ Контур

Франшиза школы программирования: конкуренция, стартовые инвестиции, сложности

25 декабря 2020 1 754

Александра Архиповская открыла школу под брендом Coddy в Санкт-Петербурге в феврале 2020 года, имея ценный опыт и определенные представления об этом бизнесе. Но от некоторых проблем это ее не спасло. Негативную роль в развитии нового проекта сыграла в том числе и пандемия.

Критерии в выборе франшизы

Последнее место работы Александры Архиповской было связано с образованием — она имела дело с большими данными и искусственным интеллектом в Политехническом университете. Поэтому при выборе франшизы предпринимательница отдала предпочтение проекту Coddy, который работает на рынке дополнительного IT-образования для детей.  

К франшизе изначально предъявлялись определенные требования: для Архиповской был важен сильный бренд, хорошо упакованный продукт и убедительный менеджмент. Ей понравилось, что Coddy принимали участие в разных инициативах, получили лицензию Microsoft, вошли в топ-100 EdTech компаний России и стали официальными партнерами Acer, Qiwi, Rambler Group и других крупных технологических компаний.

Я посмотрела, как выстроена франшиза, и поняла, что хочу этим заниматься. Сначала я узнала об основательнице и только потом о школе Coddy. В Санкт-Петербурге не было похожих предложений с сильным брендом. Также помогли рекомендации знакомых и первое место в поисковых системах — потенциальным партнерам не нужно было с нуля настраивать SEO, это уже сделала компания.

Основательница школы программирования Coddy Оксана Селендеева запустила собственный бизнес после неудачного опыта развития чужой франшизы. Тогда она еще была сотрудником МТС, но каждый день после работы приезжала в аптеку у метро Третьяковская, которую ее муж купил по франшизе, чтобы помочь ему с делами.

Проблем возникало много: в большом помещении в 100 кв. м были свободны ¾ площади, но ее нельзя было сдавать в субаренду по договору. Также нельзя было менять поставщиков и регулировать ценообразование. Селендеева вместе с мужем сделали в помещении ремонт, собрали необходимые документы, но в итоге продали франшизу первоначальным владельцам. При этом сам формат франшизы по-прежнему казался предпринимательнице интересным.

Я понимала, что для масштабирования проекта собственных ресурсов не хватит, нужно создавать свою цепочку операционного управления.

Читая, как построен бизнес в крупных компаниях, я видела, что, как правило, это франшизы. Нужно, чтобы в конкретном городе был человек, который всем управляет.

Оксана Селендеева
основательница Coddy

Сейчас, уже имея определенный бизнес-опыт, Селендеева отмечает основной минус франшиз, представленных на рынке: часто это недоработанный продукт, который красиво упакован и обещает окупаемость за несколько месяцев. Многие франчайзи, пытаясь развивать проект по франшизе, разочаровываются, столкнувшись с реальностью, и уходят с рынка.

Продвижение и особенности локации

Александра Архиповская открыла школу по франшизе в Приморском районе Санкт-Петербурга. Но на практике выяснилось, что сильный бренд Coddy выстроен пока только в Москве, где первая школа открылась в 2016 году.

В Санкт-Петербурге все еще требуется много ресурсов на продвижение. Для школы программирования основными инструментами являются сарафанное радио, которое приводит 30-40 % клиентов, социальные сети и контекстная реклама.

Конкретные каналы продаж в каждом регионе отличаются. В Петербурге намного лучше других соцсетей работает ВКонтакте.

elba

Хотите открыть бизнес? Присмотритесь к франшизе. А Эльба поможет сдавать отчетность через интернет. Для начинающих ИП — год обслуживания бесплатно!

Продвижение налаживали совместно с другими петербургскими франчайзи и московскими менеджерами, но на фоне пандемии дела обстояли не так просто. Таргетированно искать аудиторию в конкретном районе невозможно, поэтому четыре партнера Coddy в Санкт-Петербурге продолжают работать сообща: вместе вкладываются в продвижение бренда через Яндекс и Instagram, вместе используют сайт и телефонию.

Головной офис Coddy регламентирует все, что связано с клиентским сервисом, курсами, рекламой, маркетинговыми материалами, подбором преподавателей. Партнеры отвечают за ценообразование, операционные расходы и управление, подбор команды и стратегию.

Как показал опыт Coddy, неудачные запуски франшизы случаются из-за некачественного управления, а также настройки рекламы без следования рекомендациям головной команды. 

Развитие франшизы в пандемию

Александра Архиповская начала развивать франшизу в феврале 2020 года, но школу сразу же пришлось закрыть из-за введения карантина. До сентября работа велась онлайн по методичкам московской команды. Сейчас в школе комбинируют онлайн и офлайн-уроки.

Нам повезло, что в московском офисе быстро среагировали и продумали переход на онлайн-формат. Из открытых источников я знаю, что многим франчайзи других компаний пришлось несладко. Тех, кто не мог добиться планируемого уровня выручки и выплачивать роялти, закрывали.

По мнению Архиповской, в обучении программированию важно делать упор на детальную проработку образовательного продукта и преимущества очного обучения — коммуникацию между студентами и преподавателями, командную работу. Она не хотела действовать, как многие другие онлайн-проекты, которые в большом количестве появились на рынке во время пандемии.

Во всех отраслях, которые можно развивать онлайн, есть предприниматели, которые не готовы вкладываться в разработку качественного продукта и материалов. Они просто делают баннеры и сразу же ищут клиентов.

Возраст учеников Coddy — от 4 до 16 лет. Многие дети в младших группах еще не умеют читать и никогда не пользовались гаджетами. Они изучают основы программирования и работы с компьютером: десятимесячный курс включает работу на планшете, работу с мышкой и ноутбуком. Ученики старшего возраста изучают Minecraft, Scratch и Python.

Конкуренция и уровень самостоятельности франчайзи

Архиповская советует при выборе франшизы обращать внимание на репутацию компании — анализировать новости и отзывы в соцсетях за последние несколько лет, а также смотреть, как компания взаимодействует с клиентами в комментариях, какие посты публикует.

В Coddy нет роялти. Партнеры покупают курсы и позже преподают их под брендом школы. Сейчас таких курсов 76, в Санкт-Петербурге доступны 5. Стоимость курсов составляет от 6 000 руб. в месяц, если из одной семьи занимаются несколько детей, то дешевле. Помимо методических материалов партнер получает все, что связано с продвижением курса: презентационные материалы, фотографии, дополнительную информация для установки программ и инструкции для родителей.

Франчайзи имеют право преподавать курсы только из портфеля Coddy. Каждый курс включает несколько модулей из четырех уроков, каждый модуль завершается творческим заданием. Кандидатуры преподавателей должны одобрить в главном офисе — они проходят тест и получают сертификат. В Петербурге это, как правило, студенты ИТМО и Политехнического университета.

Курсы продаются пакетами. Для городов с населением до 300 000 человек на старте предлагаются два курса, для городов с населением от 500 000 человек — от шести курсов. Школы одного города должны развиваться параллельно — если в одном районе преподаются определенные программы, в другом районе должны преподаваться такие же.

В договоре не прописана монополия, но по факту она предполагается. Если в каком-то районе или городе уже есть партнер, новому потенциальному франчайзи, скорее всего, ответят отказом.

При выборе франчайзи учитывается готовность идти на риск.

Есть партнеры, которые хотят предусмотреть все риски и затягивают подготовительный процесс на год. Они уходят в мельчайшие детали и рассматривают бизнес скорее как инвестицию в банке под гарантированные проценты годовых.

Оксана Селендеева
основательница Coddy

Партнер самостоятельно решает, как он будет выстраивать свой бизнес: можно вести курсы только на выходных, а можно каждый день. Предлагается выбрать наиболее подходящую модель: работу онлайн или офлайн, в коворкинге или офисе IT-компании, арендованное помещение или собственное. Если нужна аренда, запуск новой точки вместе с закупкой техники и рекламной кампанией занимает примерно 8 месяцев.

Александра Архиповская хотела открыть полноценную школу в Приморском районе, это влекло за собой больше расходов, чем в случае с субарендой помещения другой школы. Запуск проекта обошелся в 450 000 руб. Эта сумма была потрачена на приобретение двух учебных курсов и компьютера, подготовку помещения, вывеску и арендный взнос.

Продвижением франчайзи занимаются самостоятельно, используя материалы бренда.

Поговорив с партнерами, Архиповская поняла, что 2019 год сильно отличался от года текущего.

На привлечение клиентов нужно было тратить гораздо меньше времени и денег. Сейчас сложнее выходить в новые районы и открывать новые точки. Клиенты не готовы тратить деньги в ситуации неопределенности. Основные проблемы — сокращение платежеспособности и неуверенность. Все ждут, когда ситуация будет более понятной.

Практика показала, что вести онлайн-уроки дешевле, но их сложнее масштабировать. У детей много дистанционных занятий, поэтому родители предпочитают офлайн-альтернативу.

По словам Селендеевой, рынок школ программирования сейчас развивается так же, как рынок обучения английскому языку в 2000-х годах.

В конце 90-х я учила английский сама. Тогда мне говорили, что он пригодится, только если работаешь в международных компаниях. Сейчас программирование проходит через ту же стадию. Им интересуются продвинутые родители, которые, как правило, сами связаны с технологиями.

По словам Архиповской, основным конкурентом в Петербурге являются не школы программирования, в другие кружки, связанные с робототехникой, математикой, скорочтением. У каждого ребенка ограниченное количество времени, и задача школы — рассказать родителям, чем курсы программирования могут быть полезны. Например, благодаря им у ребенка может повыситься успеваемость, он может научить работать в команде и находить компромиссы.

Франчайзи планирует развивать бизнес через открытие новых точек — сейчас работают четыре площадки в трех районах Санкт-Петербурга. Если в одной точке выручка больше, другая точка ее компенсирует. Архиповская рассчитывает выйти на окупаемость через 1,5-2 года.

Рынок дополнительного образования в технической сфере

По словам Екатерины Экало, директора по франчайзингу международной сети школ робототехники, программирования и 3D-печати РОББО Клуб, рынок дополнительного образования в технической сфере имеет хорошие перспективы, поскольку ежегодно объем рынка и количество игроков удваиваются.

Программирование и робототехника — это дисциплины будущего. Они пригодятся каждому человеку независимо от его профессии.

Большинство специалистов из разных сфер, в том числе, казалось бы, никак не связанных с IT (например, доктора, строители, биологи, учителя), будут в своей профессиональной деятельности использовать ИТ-инструменты, а значит они должны обладать базовыми знаниями и навыками в этой сфере.

Эксперт отмечает, что современные родители уже понимают это и потому активно интересуются дополнительным техническим образованием детей. Такие курсы помогают лучше усваивать школьную программу: например, в программировании широко применяются понятия из математики, а в робототехнике находят отражение принципы из физики.

Екатерина Экало советует обращать внимание на некоторые важные детали при оценке франшизы:

  • Набор дисциплин, которые предлагает школа.
  • Частоту обновления дисциплин.  Сейчас без курса по языку программирования Python любая учебная программа школы программирования выглядит неполной.
  • Наличие стандартов внутри франчайзинговой сети. Часто партнеры стремятся привнести что-то свое или сократить стандартный пакет услуг. Это неприемлемо, потому что в каждом городе или населенном пункте клиент должен получать одинаковый уровень обслуживания.
  • Обеспечение требований безопасности в связи с пандемией коронавируса. Сейчас для всего рынка дополнительного образования это самый актуальный вызов. Родители с большим вниманием относятся к тому, какие меры профилактики проводятся в детском центре.
  • Зависимость маржинальности бизнеса от учебных программ. В данном случае работает правило: чем шире спектр учебных программ в рамках школы или кружка, тем выше маржинальность бизнеса. Например, курсы программирования прекрасно работают вместе с учебными программами по робототехнике.

Инвестиции в подобный бизнес выше за счет того, что нужно покупать специализированное оборудование, но и отдача получается на порядок больше, предупреждает Екатерина Экало. Дополнительное образование детей — это социальный бизнес.

По опыту нашей сети, в которой сегодня больше 130 кружков в России и других странах, успешными будут учебные заведения как в больших, так и малых городах.

У нас есть клубы в городах с населением до 100 000 человек, а также в поселках с 10 000 — 20 000 жителей. Мы видим, что малые города очень перспективны для открытия кружков программирования и робототехники. Там чувствуется серьезная нехватка качественного технологического дополнительного образования, при этом очень высокий спрос за счет сарафанного радио.

При соблюдении стандартов и высоком качестве образовательных программ дети посещают кружки годами. В крупных городах перспективны спальные районы, где много детей, но конкуренция уже довольно высока. В этом случае преимущества есть у франшиз либо с уникальными возможностями, либо с продуктом, которого нет у других игроков, например, оригинального оборудования.

Бесплатно новым бизнесам

Консультации и выгодные предложения начинающим предпринимателям

Подробнее
Бесплатно новым бизнесам

Консультации и выгодные предложения начинающим предпринимателям

Подробнее
Раз в неделю — дайджест материалов, достойных вниманияАктуальные материалы раз в неделю
Подписаться
Подписываясь, вы соглашаетесь на обработку персональных данных и получение информационных сообщений от группы компаний СКБ Контур.

Статьи по теме

Все статьи
Написать комментарий